ГлавнаяНовостиЛицаФото/ВидеоКонтакты

22 июня 2017

День памяти и скорби

22 июня 2017 В России есть две знаковые даты, которые, словно разнополярные "полюса", определяют спектр наших представлений и чувств, связанных с Великой Отечественной войной. Есть 9 мая, День Победы, великий праздник, хоть и "со слезами на глазах". Это красный день календаря, олицетворяющий нашу национальную гордость и вечную благодарность тем, кто спас Родину от "коричневой чумы". Ну а 22 июня – дата нападения гитлеровской Германии на СССР – это, скорее, черный, траурный день, эдакая незаживающая рана в душе нашего народа. В 1996 году Указом Президента РФ 22-му июня был придан статус Дня памяти и скорби. Это день, когда должны приспускаться Государственные флаги РФ. Когда совсем не к месту любые развлекательные мероприятия. Это день, предназначенный для того, чтобы мы склонили головы перед Памятью погибших и поразмышляли о суровых уроках военного прошлого. Внезапно и вероломно В советское время многие трагические страницы начала Великой Отечественной зачастую скрывались или замалчивались. Сегодня мы знаем практически всю страшную правду об этом. Увы, уже в первые недели войны СССР утратил огромные территории и понес немыслимые человеческие потери. Мощными рассекающими ударами бронетанковых сил вермахту удавалось создавать один стратегический "котел" за другим: под Белостоком и Минском, под Киевом, под Брянском и Вязьмой... Число погибших или взятых в плен советских военнослужащих, окруженных в этих "котлах", исчислялось многими сотнями тысяч. Так, в гигантской "мясорубке" под Киевом фактически был "перемолот" целый Юго-Западный фронт. Под Вязьмой оказались в гибельном окружении сразу несколько армий – 16-я, 19-я, 20-я, 24-я, 32-я. Столь катастрофическое развитие событий для любой другой страны стало бы смертельным приговором. Но в том-то и сила нашего народа, что он даже в самой критической ситуации способен проявлять единение перед лицом общей беды и невероятную силу духа. Мы не должны бояться говорить о провалах начального периода войны. Они в любом случае не умаляют достигнутой в конечном итоге Великой Победы, а наоборот, показывают, каким тяжелейшим путем пришлось идти к ней. Весьма точно выразился по этому поводу мой земляк-питерец, очень уважаемый мной писатель Даниил Гранин: "Эту войну мы не только выиграли, мы ее вытерпели". Цепь трагических ошибок Конечно, никуда не деться от жгучих вопросов: как же так? Почему Советский Союз оказался настолько не готов к гитлеровскому вторжению? Почему и высшим командованием, и командованием на местах было допущено столько грубых ошибок в планировании, в стратегическом развертывании, в боевой подготовке? Почему И.В. Сталин, получая множество разведданных о готовящемся нападении, не доверял им и упорно верил, что Гитлер будет соблюдать пакт о ненападении, подписанный в 1939 году? В исторической и мемуарной литературе имеет место большой разнобой мнений и версий на этот счет. Так или иначе, но, на мой взгляд, приходится признать, что в той ситуации Гитлеру удалось с помощью изощренной дезинформационной кампании ввести в заблуждение советское руководство относительно своих истинных намерений. Сталин до последнего дня запрещал приведение войск приграничных округов в полную боевую готовность. Жизнь показала, что это была фатальная ошибка. В то же время, если мы хотим объективности, нельзя зацикливаться только на этом просчете Сталина. Факторов, обусловивших трагические неудачи Красной Армии лета-осени 41-го, на самом деле много. Все надо рассматривать в комплексе, ибо односторонность ведет к искажениям и фальсификациям. Нельзя не учитывать, скажем, что восточный поход вермахта опирался на военно-экономический потенциал почти всей Западной Европы. Не будем забывать также, что вместе с гитлеровцами пришли воевать с СССР итальянские, румынские, венгерские, финские, хорватские и другие части и соединения. Существенным было и то, что у большинства советских командиров (в отличие от немецких) не имелось опыта ведения широкомасштабной войны. К тому же на общем профессиональном уровне армии не могли не отразиться репрессии 1937 года, когда из ее рядов было выбито 10-15% опытных кадров. Ну и, к сожалению, свое действие оказывал такой фактор, как необоснованные шапкозакидательские настроения. Страна распевала песню "Если завтра война", в которой были лихие строчки: "И на вражьей земле мы врага разгромим малой кровью, могучим ударом!". Ах, если б это была просто песня! Но ведь тезис о необходимости "бить врага на его территории" содержался и в Полевом уставе 1939 года. К ведению стратегической обороны войска практически не готовили. Ну а того, кто заикался об этом, запросто могли объявить "пораженцем" и репрессировать. Спустя годы маршал Победы Г.К. Жуков даст всему этому очень суровую оценку: "На протяжении нескольких лет перед Отечественной войной на все лады восхвалялась наша военная мощь, прививались народу опасные настроения легкости победы в будущей войне... Действительное же состояние подготовки нашей страны к обороне в то время было далеким от этих хвастливых заявлений". Цифрами масштабы горя не измеришь День памяти и скорби для того и существует, чтобы честно говорить о масштабах трагедии нашего народа. К сожалению, так сложилось, что в части статистики понесенных потерь мы в течение многих десятилетий с большим трудом прорываемся к исторической правде. И сегодня эту тему нельзя считать закрытой. Вскоре после Победы сам Сталин в интервью газете "Правда" назвал цифру – 7 млн погибших, хотя правдой это заведомо не было. При Хрущеве было объявлено о 20-миллионных потерях. При Брежневе говорили о "более 20 миллионов". В 90-е годы работала группа военных историков под руководством генерала Г. Кривошеева, получившая доступ к огромному массиву рассекреченных архивных материалов. В итоге появилась цифра 26,6 миллиона людских потерь (в том числе 8,6 миллиона военных). Хотя эти данные многими историками тоже подвергаются критике, но в них хотя бы была попытка серьезного научного обоснования, исходящая из результатов переписей 1937-1938 и 1959 годов, а также данных промежуточного учета населения. Проблема потерь сложна и противоречива. Тем поразительней, что находятся люди, крайне безответственно относящиеся к этой деликатнейшей теме. Так недавно один из депутатов-единороссов взял и вбросил в публичное пространство "сенсацию": дескать, в годы войны СССР потерял аж 42,2 миллиона человек! То есть одним махом прибавил 15 с лишним миллионов жертв. На чем это основано? Бог весть. Была ссылка на якобы "рассекреченные данные" Минобороны. Но вообще-то сами военные ничего такого не объявляли. Между тем сказанное пошло гулять по Интернету, вызывая оторопь и шок у многих людей. Не знаю, чего хотел добиться депутат. Но в итоге он лишь дал повод разного рода ниспровергателям и ненавистникам Великой Победы разглагольствовать, что мы, мол, не победили фашистскую Германию, а "завалили трупами". И хотя никакими цифрами масштабы народного горя не измеришь, нам, видимо, стоило бы вновь собрать компетентную группу экспертов, которая бы, профессионально учтя все мнения, оценки и нюансы, выдала бы, наконец, максимально приближенные к истине данные о военных и гражданских потерях в годы Великой Отечественной, чтобы больше ни у кого не было поводов для безответственных "сенсаций" и спекуляций. Зажжем свечи Памяти! В моей почте много писем о проблемах увековечивания памяти погибших на полях сражений, замученных в фашистской неволе, умерших в тылу от голода и лишений. Интересное письмо прислал, к примеру, Ю. Луньков из Москвы. Он, в сущности, предлагает придать Дню памяти и скорби качественно новое содержание. При этом высказывает, на мой взгляд, верную мысль о том, что нам надо больше говорить не о безликих цифрах, а о конкретных человеческих судьбах, в которых трагически преломилась война. Ну а далее Луньков приводит список многодетных матерей, потерявших в лихую годину всех своих сыновей. Это список, от которого, я уверен, у любого неравнодушного человека защемит сердце. Вот, скажем, Прасковья Володичкина, знаменитый памятник которой с 9 журавлями, олицетворяющими 9 ее погибших сыновей, стоит в поселке Алексеевка города Кинель Самарской области. Так же 9 сыновей отдала на алтарь Победы и кубанская крестьянка Епистиния Степанова. 7 сыновей не вернулись с фронта у жительницы Омской области Анастасии Ларионовой. Ей тоже установлен памятник, который окружают символические 7 березок... Скорбный список обширен. И я согласен с автором письма, что такие факты обязательно должны быть в школьных учебниках, что об истории таких семей должны писаться книги, сниматься кинофильмы и телепередачи. Дню памяти и скорби действительно можно и нужно придать новое звучание. Так, как это произошло с Днем Победы, когда к традиционным мероприятиям прибавилась возникшая из недр народных прекрасная инициатива "Бессмертного полка". Было бы здорово, чтобы нечто подобное мы всем миром придумали и для 22 июня. Тем более что во многих регионах есть интересный опыт, когда люди не ограничиваются обычными митингами и возложениями венков. Где-то проводят концерты-реквиемы, где-то ночные шествия с факелами и живыми цветами (причем именно в те самые символические 4 часа утра, когда началась война), где-то зажигают у Вечного огня 1418 свечей – по числу дней войны и т.д. Из всего этого, я полагаю, вполне может со временем выкристаллизоваться нечто родственное "Бессмертному полку", такое же искреннее и по-настоящему трогающее души людей начинание, в которое никого не надо было бы вовлекать административными способами и которое бы обрело не локальный, а общенациональный масштаб. Пока не похоронен последний солдат С пронзительной темой Памяти и Скорби неразрывно связана проблема поиска останков до сих пор незахороненных бойцов, установления имен и судеб фронтовиков, все еще числящихся пропавшими без вести. К сожалению, государство десятилетиями, по сути, перекладывало эту работу на плечи энтузиастов-поисковиков, которые за счет личных средств и личного времени вели и ведут полевые и архивные изыскания. Я часто встречаюсь с активистами поискового движения, как могу помогаю им, и убежден, что дело, которым они занимаются, поистине святое. В то же время знаю, как много разного рода проблем затрудняют работу поисковиков. Мы в "СПРАВЕДЛИВОЙ РОССИИ" считаем, что надо принимать специальный Закон "О поисковой деятельности", который бы четко определил правовой статус, поисковых отрядов, механизмы их координации, финансовой и иной поддержки и т.д. Такой законопроект нами давно разработан и внесен, и крайне досадно, что его принятие тормозится. Конечно, определенные улучшения в последние годы все же происходят. Больше стало скоординированности в деятельности поисковых отрядов, чаще организуются крупномасштабные полевые экспедиции в местах былых сражений. Важную роль в поисковой деятельности стало играть Министерство обороны РФ. Действует даже специальный поисковый батальон, вносящий весомый вклад в работу по поиску останков погибших. Однако всего этого недостаточно. Даже среди упокоенных в воинских захоронениях фронтовиков, остается более 4 миллионов тех, чьи имена не установлены. Что уж говорить о тех не найденных останках бойцов, которые все еще лежат где-то в лесах, оврагах, заброшенных траншеях! А.В. Суворов говорил: "Война не закончена, пока не похоронен последний погибший солдат". Если мы продолжим вести поиски теми темпами, что есть сейчас, то война для нас закончится лет через 500. Это никуда не годится. Государство должно в разы усилить поддержку поискового движения. Причем не только со стороны Минобороны, но и других, министерств и ведомств, а также со стороны региональных властей. Хотят ли русские войны? В известной песне "Хотят ли русские войны?", автором слов которой является выдающийся поэт Евгений Евтушенко (недавно, увы, ушедший от нас) дан весьма образный ответ: "Спросите вы у тех солдат, что под березами лежат, и пусть Вам скажут их сыны, хотят ли русские войны". Жаль, что те деятели стран Запада, которые лепят на Россию ярлык "главной угрозы миру", не понимают или не хотят понимать менталитет народа, хранящего память о беспримерно огромных жертвах. Нынешняя Россия хочет надежно обеспечить свою безопасность, но воинственность, агрессивность, стремление кого-то завоевывать – это совсем не про нас. Не случайно у нас в стране в самых разных ситуациях можно услышать фразу "Лишь бы не было войны". Это может прозвучать и в материнском обращении к детям, и в дружеском пожелании, и в чьей-то молитве, и в застольном тосте... "Лишь бы не было войны" – это заложено в сам генетический код нации. Впрочем, в наш национальный генетический код, конечно, заложено и понимание необходимости "всегда держать порох сухим". Сегодня, когда геополитическая обстановка в мире становится все сложнее, это тем более актуально. Крайне важно, что в нашем обществе, несмотря на кризисные трудности, вот уже несколько лет наблюдается патриотический подъем. Либералы-западники, правда, кричат, что идет якобы "милитаризация общественного сознания". Как же они не понимают свой народ! На самом деле рост патриотических настроений – это здоровая реакция народного, организма на реальные угрозы и вызовы современной эпохи. А, кроме того, это и реакция на то безвременье начала 90-х, когда именно усилиями космополитически мыслящих либеральных деятелей многие вопросы безопасности России задвигались на задний план. Когда доводились до развала оборонные предприятия, а престиж армии опускали ниже плинтуса циничными антиармейскими кампаниями. Надо отдать должное президенту России В.В. Путину, сумевшему остановить и повернуть вспять опасные тенденции. Сегодня мы видим, как последовательно проводится политика отстаивания национальных интересов страны на международной арене. Видим, как воспряла наша оборонка. Позитивные перемены очевидны и в Вооруженных Силах, которые быстро модернизируются и активно занимаются боевой учебой. Результаты видны по действиям наших военных в Сирии, где они успешно решают задачи по борьбе с террористами ИГИЛ (группировки, запрещенной в России). Кстати, один из недавних соцопросов ВЦИОМ показал, что рейтинг Вооруженных Сил в глазах россиян сегодня весьма высок. 87% опрошенных доверяют военным и одобряют их деятельность. Это весьма позитивный фактор, заставляющий вспомнить известную еще по советским временам формулу "Народ и армия едины". А чем, собственно, плоха была эта формула? День 22 июня, День скорби и памяти, словно тревожный набат, напоминает о суровых уроках Истории и взывает к бдительности. Так давайте же всегда слышать этот набат, чтобы никогда более не повторились роковые ошибки, и чтобы ни у какого потенциального врага не появлялось даже мысли о том, что можно безнаказанно посягнуть на нашу Родину.

Сергей Миронов, 22 июня 2017

Источник: СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ

http://www.spravedlivo.ru/5_83091.html

Новости

Сергей Миронов: в закон об ипотеке необходимо ввести понятие "обстоятельства непреодолимой силы"
Депутаты фракции "СР" выступили против принятия законопроекта о курортных сборах
День памяти и скорби
В Рязанской области стартовал сбор подписей в поддержку выдвижения Сергея Пупкова кандидатом на выборах Губернатора!
Сергей Викторович Пупков передал в Избирательную комиссию Рязанской области документы о выдвижении кандидатом в Губернаторы!

О партии

Программа партии
Руководство
Устав партии
История партии
Контакты
Вступить в партию